Рубрики
Статьи

Про разные виды помощи и измерение результата — переиздание (Рэйчел Троп/Люда Орел)

Про разные виды помощи и измерение результата — переиздание

Что такое помощь, какая она бывает и что именно можно получить в ответ на просьбу.

Помощь помощи — рознь.
Есть такая помощь, которая только загоняет в «воронку помощи». Такая токсичная «помощь» не решает ситуацию, она на решение вообще не нацелена, это такая «помощь-подачка»: ты можешь на нее рассчитывать, пока находишься в трудной ситуации, но расплачиваться будешь тем, что кто-то будет испытывать жалость по твоему поводу, а как только повод закончится — бегать за тобой с кочергой и воплями «ах ты гад такой, как ты посмел с моей помощью сделать для себя что-то хорошее, а ну верни обратно» (и скатись туда же, откуда я тебе только что «помог», а то общественное статус-кво страдает).

Это такая абсолютно самоподдерживающаяся и самодостаточная система помощи, я ее хорошо знаю, и на каждом этапе могу отследить, что происходит в социальном и экономическом плане. Когда я проговариваю это для других людей, часто уже одно то, что кто-то еще способен увидеть ситуацию, оказывается целительным.

Иногда нужно сделать так, чтобы ситуацию увидело побольше людей, и чтобы среди них был хотя бы один, нацеленный на результат и не «топящий» реципиента при первых признаках появления этого результата.

Иногда бывает и такое, что реципиенту не нужна помощь, способная что-то решить, а нужно пребывать в воронке и стричь с этого свои сомнительные купоны.

Отличить ситуацию, когда реципиента с завидной регулярностью «топят» (мы не будем рассматривать вопрос, как ему вообще удалось залететь в ситуацию, где он сам не справляется, — такое, увы, с людьми случается) от ситуации, где реципиент нормально и прекрасно так живет, и так и собирается жить дальше, — это, вообще говоря, «отдельная матерная песня». Оно со стороны не всегда понятно, да еще и меняется в динамике в зависимости от ресурса — кстати говоря, именно по изменениям это и можно отследить: борется ли реципиент, когда у него появляется ресурс бороться, или он делает что-то еще (кстати, что мы подразумеваем под понятием «бороться» — это еще одна «отдельная матерная песня»: иногда действия, приносящие результат, не распознаются как таковые, в то время как контрпродуктивные «социальные танцы» считаются более приемлемыми, потому что «в ситуации X принято делать действия Y, «в теории» (все равно, в какой) приводящие к результату Z» — причем, независимо от того, приводят они к нему реально или нет).

Так вот. Есть токсичная «помощь», а есть помощь, которая реально что-то решает.
У этой помощи есть конкретный измеримый результат. Пусть не всегда очевидным образом измеримый — иногда нужно быть специалистом, чтобы заметить изменения.
Или просто достаточно наблюдательным человеком, чтобы видеть, что было, что стало, что чем скомпенсировано и как оно выглядит без компенсации.
Это, вообще говоря, несложно — достаточно голову включать в эту сторону в течение нескольких лет, хотя бы лет пяти, но чем больше — тем лучше, в смысле, больше подробностей всплывает, что можно учитывать в расчетах.

Вот, например, был бездомный человек, который очень жаловался на свою бездомность и утверждал, что это обстоятельство мешает ему жить, работать, общаться с детьми. Дали человеку дом — он оказался способным решить свои проблемы со здоровьем, начать работать и даже сколько-то раз пообщаться с детьми. Результат налицо.

Вот, например, был человек с неземной тоской в глазах и признаками эмоционального перегруза. Хотел человек странного, причем всего, сразу и настойчиво. Вот после некоторых танцев с бубнами выяснилось, что в ситуации присутствуют значительные альтернативные издержки, намного превышающие ту цену, которую приходится платить сейчас. Неземная тоска и признаки эмоционального перегруза ушли, ситуация решается. И это результат.

Был кейс, когда человек чуть было не залетел в психиатрическую больницу пожизненно, — удалось его оттуда добыть через почти три месяца, и вот он уже на свободе, не самоубился, вернулся к насколько это вообще возможно полноценной жизни, дописал диплом, заново освоил свою квартирку, разруливает проблемы со здоровьем, работает и т.д. Это тоже результат.

Был еще один кейс, когда человек в больницу не попал, но был к этому близок, — и тоже в итоге не самоубился, встал на ноги, доучился, диплом защитил, еще одно образование получил, работает, процветает.

Были и случаи, когда людям не надо было улучшений, это тоже бывает — см. выше про купоны от воронки.

В общем, результат — это если:
Создали условия для лечения — встали на ноги.
Создали условия для работы — начали работать.
Создали условия для жизни — расхотелось самоубиваться.

Вообще, перевести ситуацию из ситуации ущерба для жизни и здоровья в ситуацию угрозы жизни и здоровью — это, вы будете смеяться, уже дорогого стоит.
Что совершенно не означает, что угрозу не надо снимать.
Это означает, что угрозу не надо снимать ценой ущерба.

В этом у многих путаница, кстати. Думаю, из-за особенностей расчета альтернативных издержек. Вернее, из-за отсутствия таких расчетов.
В акушерстве угрозу выкидыша абортом почему-то не лечат, а вот в психологии и социальной работе такой подход — сплошь и рядом. Проблемы в семье решаются методом развала семьи, проблемы самореализации — методом отказа от самореализации, а финансовые проблемы «лечатся» просветлением и контактом со Вселенной. «Где логика, где разум» — не понятно, почему нельзя по-человечески — тоже не понятно, но от непонятности существует много способов «работы на принятие», угу.

АВТОР: Рэйчел Троп (Люда Орел)
28 апреля 2015 — 4 января 2022

Добавить комментарий