Рубрики
Статьи

Не надо путать безусловное принятие и полное согласие (Трикстер)

Еще размышления в связи с нашим любимым «Рыба не видит воду».
Оно может относиться к любым сторонам, к любым особенностям.
Человек может плохо замечать за собой и сильные умения, таланты, чудесные свойства, а не только проявления болезней и расстройств.

Это одна из причин, по которым имеет смысл прислушиваться к обратной связи о себе от близких.
От людей, которых мы выбрали близкими за то, что они нас принимают и нам нравятся.
И тут важно значение слова «принятие».

Сейчас по Сети то и дело пробегают тексты о том, что безусловного принятия не существует даже в гипотетических идеальных отношениях матери с ребенком.
Всегда есть поведение/проявления, которые даже для такой матери окажутся неприемлемыми (и/или пугающими) и которые она будет пытаться скорректировать.
По-моему, принятие — это о том, что «я тебя вижу».

Вижу и не пытаюсь «отрезать» от тебя какую-то часть, чтобы ты был/а для меня более приемлемым/ой.
Вижу целиком и уважаю эту целостность, это право быть другим.
НО: это не означает полного согласия с любым твоим поведением в мой (либо чей-то еще) адрес.

Если ты стоишь у меня на ноге и орешь мне в ухо, я могу понимать причины и принимать тебя с этими причинами, но я не согласен с происходящим и приложу все усилия, чтобы это прекратить.
Здоровый и любимый ребенок легко выдерживает фрустрацию, которая при этом возникает, поскольку все это происходит на фоне уважения, любви и принятия, чего нельзя сказать о травмированном в детстве взрослом.
У него часто от отсутствия эмоционального согласия, что он считывает как непринятие, внутри все рушится и болит.

Думаю, все хотя бы раз с таким сталкивались: скажешь кому-то, что он делает что-то не то, а он начинает бурно обвинять себя, стыдиться, защищаться и т.п.
И вот мы часто стоим при общении перед такой дилеммой: то ли терпеть, то ли поссориться, сделав человеку невыносимо.
По-хорошему, это решалось бы тем, чтобы человек пошел на психотерапию разбираться со своей травмой, но часто она является для него настолько привычной частью себя, что он ее (то есть «себя») защищает от окружающих, при этом давая ей себя и их атаковать.

А мы принимаем, что человек такой, то есть часто вынуждены согласиться с тем, что ведет он себя именно так.
И я часто думаю о том, что неполезно это в итоге для всех участников ситуации.
То одна сторона себя чувствует в ситуации насилия, то другая, то обе разом.

Я могу встать на табуреточку и экспертно позаявлять, что я знаю, что тут делать правильно.
Но я не знаю.
Потому что мудро брать в такой ситуации дистанцию, которая позволит не раниться о поведение другого человека, но часто это означает уход от кого-то, кто близок и дорог, а также имеет массу других достоинств, а это тяжелый выбор.

8.04.2019
Публикуется впервые.

Добавить комментарий